государство, политика, отношению, внутри, акторы

Взаимосвязь внутренней и внешней политики. Часть 2

Категория: Международная арена

В свою очередь, представители концепций взаимозависимости мира в анализе рассматриваемого вопроса исходят из тезиса, согласно которому внутренняя и внешняя политика имеют

видов (культурное и научное сотрудничество, экономические обмены, родственные отношения, профессиональные связи) и "каналов" (межуниверситетское партнерство,

общую основу - государство. Для того, чтобы получить верное представление о мировой политике, считает, например, профессор Монреальского университета Л. Дадлей, следует

конфессиональные связи, сотрудничество ассоциаций и т.п.) взаимодействия между ними вытесняют государство из центра международного общения, способствуют трансформации

вернуться к вопросу о сущности государства. Любое суверенное государство обладает двумя монополиями власти. Во-первых, оно имеет признанное и исключительное право на

такого общения из "интернационального" (т.е. межгосударственного, если вспомнить этимологическое значение этого термина) в "транснациональное"

использование силы внутри своей территории, во-вторых, обладает здесь легитимным правом взимать налоги. Таким образом, территориальные границы государства представляют

(т.е. осуществляющееся помимо и без участия государств). Для новых акторов, число которых практически бесконечно, не существует национальных границ. Поэтому на наших

собой те рамки, в которых осуществляется первая из этих властных монополий - монополия на насилие - и за пределами которых начинается поле его внешней политики. Здесь

глазах возникает глобальный мир, в котором разделение политики на внутреннюю и внешнюю теряет всякое значение. Значительное влияние на подобный подход оказали выдвинутые

кончается право одного государства на насилие и начинается право другого. Поэтому любое событие, способное изменить то, что государство рассматривает как свои оптимальные

еще в 1969 году Дж. Розенау идеи о взаимосвязи между внутренней жизнью общества и международными отношениями, о роли социальных, экономических и культурных факторов в

границы, может вызвать целую серию беспорядков и конфликтов. Пределы же применения силы в рамках государства всегда обусловливались его возможностью контролировать свои

объяснении международного поведения правительств, о "внешних" источниках, которые могут иметь чисто "внутренние", на первый взгляд, события и т.п.

отдаленные территории, которая, в свою очередь, зависит от военной технологии. Поскольку же сегодня развитие транспорта и совершенствование вооружений значительно

Розенау был и одним из первых, кто стал говорить о "раздвоенности" мира: с этой точки зрения современность характеризуется сосуществованием, с одной стороны,

сократило государственные издержки по контролю над территорией, постольку увеличились и оптимальные размеры государства. Что же происходит со второй из названных

поля межгосударственных взаимоотношений, в котором действуют "законы" классической дипломатии и стратегии; и, с другой стороны - поля, в котором сталкиваются

монополий? В рамках того или иного государства часть общего дохода, который изымается фискальной системой, составляет пределы внутренней компетенции государства, поле его

"акторы вне суверенитета", т.е. негосударственные участники. Отсюда и "двухслойность" мировой политики: межгосударственные отношения и

внутренней политики. Положение этого поля также зависит от технологий, но на этот раз речь идет об информационных технологиях. Доступность специализированных рынков,

взаимодействие негосударственных акторов составляют два самостоятельных, относительно независимых, параллельных друг другу мира "пост-международной" политики.

экспертной информации, высшего образования и медобслуживания дает гражданам те преимущества, которыми они не обладали в простой деревне. Именно благодаря этим

Продолжая эту мысль, французский политолог Б. Бади останавливается на проблеме импорта странами "Юга" западных политических моделей (в частности - государства

преимуществам уровень налогов может расти без риска вынудить индивидов или фирмы обосноваться в другом месте. Любое же необдуманное расширение этого поля - например,

как института политической организации людей). В широком смысле можно констатировать, с его точки зрения, явный провал универсализации западной модели политического

внезапное повышение налогов сверх определенных пределов, способное вызвать конфискацию совокупного дохода граждан, чревато риском внутренних конфликтов в стране. С этой

устройства. Именно в этом провале заключается, по его мнению, основной источник беспорядка в современных международных отношениях и наблюдающихся сегодня противоречивых и

точки зрения одной из причин развала Советского Союза стала его неспособность генерировать ресурсы, требуемые для финансирования своего военного аппарата. Таким образом,

сложных процессов переустройства мира. В той мере, в какой государство-нация не соответствует социо-культурным традициям обществ-импортеров, члены этих обществ не

для сторонников описанных позиций вопрос о первичности внутренней политики по отношению к внешней или наоборот не имеет принципиального значения: по их мнению и та, и

чувствуют себя связанными с данной моделью политического устройства, не идентифицируют себя с ней. Отсюда наблюдаемый в постколониальных странах феномен отторжения

другая детерминированы факторами иного, прежде всего, технологического характера. При этом, если уже неореалисты признают, что в наши дни государство больше не является

гражданских отношений. А поскольку социальная динамика не терпит пустоты, это отторжение ведет социальных акторов к поиску новых идентичностей и иных форм

единственным участником мировой политики, то согласно многим представителям теорий взаимозависимости и структурализма оно все больше утрачивает и присущую ему прежде

социально-политической организации. С этим связано такое явление, получившее широкое распространение в современном мире (и несущее в себе огромный конфликтный потенциал),

основную роль в ней. На передний план выступают такие международные акторы, как межправительственные и неправительственные организации, транснациональные корпорации,

как вспышка партикуляризма, которую ошибочно отождествляют с национализмом или пробуждением наций. На самом деле происходит как раз обратное. Инфляция идентичности

политические и социальные движения и т.п. Степень влияния этих, новых акторов на мировую политику, усиливающаяся роль международных режимов и структур иллюстрируются, в

характеризуется в действительности ненадежностью способов ее кристаллизации и поиском замещающих ее иных форм социальных и политических отношений. Такой поиск идет как в

частности, происходящими в ней сегодня и составляющими ее наиболее характерную черту интеграционными процессами. Еще дальше в этом отношении идут сторонники школы

направлении микрокоммунитарных реконструкций ("я не чувствую себя гражданином, следовательно, вместо этого, я рассматриваю себя прежде всего как члена моего клана,

транснационализма. По их мнению, в наши дни основой мировой политики уже не являются отношения между государствами. Многообразие участников (межправительственные и

даже моей семьи, моей деревни"), так и создания макрокомму-нитарных связей ("я идентифицирую себя с определенной религией, с определенной языковой, культурной

неправительственные организации, предприятия, социальные движения, различного рода ассоциации и отдельные индивиды),

или исторической общностью, которая выходит за пространственные рамки прежних наций-государств").

Читать далее »

« Назад

Ссылки на статьи