государства, отношений, международных, способность, характер

Особенности силы как средства международных акторов. Часть 1

Категория: Международная арена

Сила и насилие издревле являются наиболее распространенными и решающими в арсенале средств международных акторов. С понятием силы связана одна из центральных проблем

к максимальному удовлетворению своих интересов определяется в терминах денег и прибыли, так и для государства реализация его национальных интересов резюмируется в

международных отношений - проблема войны и мира. На его основе акторы судят о возможностях друг друга, строят планы своего взаимодействия, принимают решения, оценивают

стремлении увеличить свою мощь и/или силу. Но при таком подходе возникают две трудности. Первая из них связана с разнородностью составных элементов силы: ведь помимо

степень стабильности международной системы. Наконец, категория "сила" выполняет значительную методологическую роль в науке о международных отношениях, являясь

вещественных компонентов, в нее включаются и такие, которые не поддаются сколь-либо точному измерению (например, национальный характер или качество государственного

важным инструментом их научного анализа: о значении "силового фактора" ведутся дискуссии между различными научно-теоретическими школами, сила выступает

руководства). На это, кстати, обращал внимание и Г. Моргентау, когда в полемике с "модернистами" сравнивал феномен власти с любовью, которая не поддается

критерием многообразных моделей систем международных отношений и т.д. И все же приходится признать, что если и прежде ни у теоретиков, ни у практиков международных

постижению при помощи рациональных средств. Вторая трудность вытекает из того, что понимание силы государства как его неотъемлемого свойства изолирует его от той системы

отношений не было полной ясности относительно содержания понятия силы, то нет его и сегодня. В самом общем виде под силой понимают способность международного актора

международных связей, в которой она проявляется и проверяется и без которой любые измерения силы нередко утрачивают свой смысл. В конечном счете эти трудности обусловили

навязать свою волю и тем самым повлиять на характер международных отношений в собственных интересах. Но что лежит в основе такой способности? Чем она обусловлена? В чем

то, что атрибутивное понимание силы стало одним из самых слабых мест школы политического реализма. Пытаясь преодолеть этот недостаток, Р. Арон делает предметом своего

выражается? Эти и другие подобные вопросы до сих пор остаются предметом полемики в теории и источником многих недоразумений в практике международных отношений. Примерно с

анализа не только различия между силой и влиянием, но также между силой и мощью, мощью и властью, соотношением сил и властными отношениями. Общее между ними он

конца 40-х годов наиболее распространенными в науке о международных отношениях стали два подхода к пониманию силы - атрибутивный и поведенческий (бихевиоралъный). Первый

усматривает в том, что сила и мощь в международных отношениях, как и власть во внутриобщественных отношениях, зависят от ресурсов и связаны с насилием. Являясь

рассматривает силу международного актора (прежде всего - государства) как нечто присущее ему изначально, как его неотъемлемое свойство. Второй связывает силу с поведением

приверженцем веберовского подхода, Р. Арон исходит из того, что феномен власти включает три элемента: территорию, монополию на легитимное физическое насилие и институты.

международного актора, его взаимодействиями на мировой арене. Атрибутивный подход характерен для политического реализма. С точки зрения Г. Моргентау, международная

В международных отношениях, которые отличаются отсутствием монополии на леги-тимное насилие и слабой ролью институтов в урегулировании споров, свойственные для власти

политика, как и любая другая, есть политика силы. Моргентау не делает различий между силой, мощью, властью и влиянием, выражая все это одним термином "power",

отношения командования и авторитета часто проявляются как прямое принуждение или угроза насилия. Здесь основная цель - не контроль над административными или

который выступает для него как обобщенная характеристика, обозначающая цель и средство политики государства на мировой арене. Представляя собой способность государства

институциональными механизмами, позволяющими осуществлять политическое и социальное влияние, а реализация "вечных целей государства", которыми являются его

контролировать действия других государств, международная политика имеет три основных источника и соответственно преследует три основных цели: стремление к выгоде;

безопасность, сила и слава. Власть тесно связана с мощью и силой государства. Однако их нельзя смешивать. Власть - понятие внутриполитическое, тогда как мощь относится к

опасение понести ущерб или оказаться в невыгодном положении; уважение к людям и институтам. Именно для этого государству и нужна сила (власть, мощь), содержание которой

внешнеполитической характеристике государства. Ориентация власти на внешнеполитические цели - свидетельство завоевательной политики. Но власть суверена - будь то

не ограничивается только его военными ресурсами, а включает в себя, помимо них, еще целый ряд составных элементов: промышленный потенциал; природные ресурсы;

наследный монарх или партийный лидер - отличается от власти завоевателя: первый стремится выглядеть легитимным выразителем общества, соответствовать его традициям и

геостратегические преимущества; численность населения; культурные характеристики (национальный характер); национальную мораль; качество дипломатии и государственного

законам, второй же опирается (по крайней мере вначале) на откровенную силу. Таким образом, проявление властных отношений на международной арене связано с имперскими

руководства. В отличие от Г. Моргеитау, другой влиятельный представитель школы политического реализма - А. Уолферс - стремится провести различие между силой (властью,

амбициями и тенденциями. Отличие силы от мощи, с точки зрения Р. Арона, состоит в том, что мощь международного актора - это его способность навязать свою волю другим.

мощью) и влиянием международных акторов. По его мнению, сила - это способность актора изменить поведение других международных акторов путем принуждения. Влияние же - это

Иначе говоря, мощь - это социальное отношение. Сила же - это лишь один из элементов мощи. Таким образом, различие между ними - это различие между потенциалом государства,

его способность изменить указанное поведение посредством убеждения. В то же время он подчеркивал, что между силой и влиянием имеется определенный континуум, что их

его вещными и людскими ресурсами, с одной стороны, и человеческим отношением - с другой. Составными элементами силы являются материальные, человеческие и моральные

различия не абсолютны. Однако и в этом случае вопросы, связанные с определением силы того или иного государства, остаются нерешенными. Дело в том, что реалисты стремятся

ресурсы государства (потенциальная сила), а также вооружения, армия (актуальная сила). Мощь - это использование силы. Это способность повлиять не только на поведение, но

представить силу как исчисляемую характеристику государства, как величину, придающую действиям различных государств более или менее однородный смысл. Согласно их подходу,

и на чувства другого. Важный фактор мощи - мобилизация сил для эффективной внешней политики. Следует отличать наступательную мощь (способность политической единицы

подобно тому как в рыночной экономике стремление предпринимателя

навязать свою волю другим) и оборонительную мощь (способность не дать навязать себе волю других).

Читать далее »

« Назад

Ссылки на статьи