Берлин, которых, издательства, писатели, издателей

Издательское дело в эмиграции. Часть 2

Категория: Интеллектуальная собственностью

Охватившая Германию инфляция превратила Берлин в главный и наиболее активный центр издательской деятельности эмиграции 1920—1923 гг. Преимущество Берлина заключалось еще

рассматриваемого периода. В то же время переиздания произведений популярных авторов и классиков осуществлялись чаще всего в Риге, а научные публикации — в Праге на

и в том, что здесь было сосредоточено много русских беженцев — представителей образованной элиты, среди которых можно было найти и авторов, и потребителей издательской

средства находившихся там русских научных учреждений. Классифицировать эмигрантские издательства по публиковавшейся ими литературе непросто. В условиях эмиграции особый

продукции. Наконец, благодаря заигрываниям германского правительства с большевиками, Берлин сохранил наиболее тесные контакты с Советской Россией. С началом нэпа те

подход или специализацию было трудно сохранять в течение длительного времени. Первоначально большая часть издательств выпускала два вида книжной продукции: переиздания

советские граждане, кому удавалось получить разрешение для временного выезда за границу, приезжали в Берлин. Естественно, возобновились и давние контакты между

русских писателей-классиков и публикации новых произведений хорошо известных писателей-эмигрантов. Такие популярные авторы, как Вас. Ив. Немирович-Данченко, А.

представителями немецкой и русской интеллигенции. В Германии разодел между Русским Зарубежьем и советской родиной был нечетким, и сложившееся здесь положение

Амфитеатров и М. Алданов, автор исторических романов, легко находили издателей, их сочинения выходили достаточно большими тиражами. Обстоятельства финансового характера,

стимулировало поддержание интеллектуальных связей между людьми. Существование этого взаимного обмена было отмечено прессой. Интерес, проявлявшийся изгнанниками ко всему,

о которых было сказано выше, сказывались в том, что ни один писатель Русского Зарубежья не имел своего постоянного издателя и ни у одного издательства не было стабильного

что происходило на родине, легче было удовлетворить в Берлине, нежели в , любом ином центре русской диаспоры. Берлин служил местом, где происходил обмен информацией об

круга авторов. Писатели были готовы публиковаться у любого издателя, часто одно и то же произведение они отдавали в разное время в несколько издательств, обслуживавших

авторах и публикациях в Советской России и в Русском Зарубежье. Именно с этой целью бывший профессор права А. С. Ященко основал журнал “Русская книга”, позднее

различные (в географическом смысле) книжные рынки. Попытки внести больше порядка и честности в дела, предпринятые совместными усилиями издателей и авторов, потерпели

переименованный в “Новую русскую книгу”. Журнал давал наиболее компетентные, хотя, разумеется, далеко не полные, обзоры публикаций и авторов диаспоры (а для периода

неудачу: пиратство по-прежнему процветало — произведения, опубликованные в одном журнале или газете, перепечатывались другими без оплаты авторских прав, одни и те же вещи

гражданской войны отчасти и по Советской России). Издания Ященко помогли установить контакты и обмен между эмигрантскими автора, ми и первыми сообщали о достижениях

могли выходить у разных издателей. Сделанная одним американцем попытка обеспечить соблюдение прав писателей путем обязательного заключения договоров по авторским правам

Русского Зарубежья в области литературного творчества. Сходную роль сыграла издававшаяся эсерами в Праге “Свободная Россия”, которая информировала эмигрантов о

между всеми заинтересованными сторонами закончилась безрезультатно. Ассоциации издателей также не были выходом из положения, поскольку конкуренция из-за ограниченного

происходящем в большевистской России; а в рубрике “Новости литературы” давался обзор основных событий литературной жизни Русского Зарубежья. В течение всего времени, пока

сбыта продукции не давала шансов прийти к какому бы то ни было эффективному соглашению. Одно издательство, однако, являло собой исключение. ИМКА основала и субсидировала

Советская Россия не была окончательно изолирована от Русского Зарубежья, распространение информации имело особое значение. Благодаря роли Берлина, как центра русского

издательство ИМКА-Пресс, до сих пор процветающее в Париже. Некоторое время оно работало под вывеской Editeurs reunis. Первоначально оно было создано европейскими

издательского дела, после окончания гражданской войны многие советские писатели приезжали за рубеж — некоторые из них остались там навсегда. Кое-кто приезжал на время,

представителями ИМКА для издания учебников и литературы для чтения (преимущественно религиозного характера) для военнопленных. После возникновения Русского Зарубежья

например Б.Пастернак, М.Гершензон, А.Толстой и И.Эренбург. Список тех, кто никогда больше не вернулся в Россию, слишком велик, в особенности если включить в него тех, кто

пришло осознание необходимости удовлетворить возникшую у эмигрантов потребность в литературе. Вначале ИМКА сосредоточила внимание на технической литературе и стала

был выслан в 1922 г. А.Ремизов, В.Ходасевич, Н.Берберова, М.Цветаева были в числе известных литераторов, посещавших Берлин. В начале 20-х гг. здесь побывали также

проводить в жизнь обширную программу выпуска учебников; она, однако, не удалась, так как задумана была слишком широко, а осуществлялась беспорядочно. Переиздание

В.Маяковский, С.Есенин, А.Белый и М.Горький, который оставался за границей до конца 20-х гг. Таким образом, в интеллектуальную жизнь эмиграции влилась модернистская

учебников или финансирование переводов зарубежных учебных пособий было делом отнюдь не выгодным, поскольку эмигранты не покупали такого рода литературу. В 1925 г. ИМКА

струя. Влияние усиливалось благодаря деятельности художников, музыкантов, драматических актеров, принадлежавших к экспериментаторским течениям современного русского

перенесла свою деятельность в Париж и стала основным издателем книг по философии и религии, журнала Свято-Сергиевского Богословского института “Православная мысль” и

искусства, которые посещали Берлин. В Берлине, таким образом, издательское дело было представлено наиболее широко как в смысле разнообразия содержания печатной продукции,

журнала “Путь”, органа бердяевской Религиозно-философской академии. Кроме того, ИМКА издавала некоторые произведения художественной литературы, а также книги, в том числе

так и с точки зрения исполнения — полиграфии, оформления книги, иллюстраций, что позволило западному читателю получить полное впечатление о новациях Серебряного века. Это

и переводные, которые могли вызвать интерес у широкого читателя". Продолжительность существования этого издательства, благодаря финансовой поддержке со стороны

многообразие, однако, заметно пошло на убыль после того, как изменения в экономике, стабилизация марки и обусловленное этим повышение цен вынудили многих представителей

ИМКА, позволила ему стать основным источником духовной, высоко интеллектуальной пищи для Русского Зарубежья и оставаться таковым в течение всего рассматриваемого нами

интеллигенции, а вместе с ними и их печатные органы покинуть Берлин. Ученые обосновались в Праге, тогда как наиболее активные в творческом отношении писатели, художники,

периода (эту же роль ИМКА-Пресс выполняет и сегодня, хотя на иной финансовой основе и более открыто ориентируясь на религиозную проблематику). Издательство имело

философы направились в Париж; некоторые остановили свой выбор на Белграде или Риге. Примерно после 1925 г. центром издательской деятельности стал Париж и оставался им до

возможность материально поддерживать своих авторов, в особенности писавших статьи для журналов, и таким образом косвенно оказывало поддержку отдельным представителям

конца

эмигрантской интеллигенции.

Читать далее »

« Назад

Ссылки на статьи