отношений, международных, общество, которых, проблемы

Французская социологическая школа. Часть 1

Категория: Международная торговля

Большинство издающихся в мире работ, посвященных исследованию международных отношений, еще и сегодня несет на себе несомненную печать преобладания американских традиций.

практической деятельности и своим институтам. Арон указывает на три причины своей приверженности веберовскому подходу: свойственное М. Веберу утверждение об имманентности

В то же время бесспорным является и то, что уже с начала 80-х годов в данной области все ощутимее становится влияние европейской теоретической мысли, и в частности

смысла социальной реальности, близость к политике и забота об эпистемологии, характерная для общественных наук. Центральное для веберовской мысли колебание между

французской школы. Один из известных ученых, профессор Сорбонны М. Мерль в 1983 году отмечал, что во Франции, несмотря на относительную молодость дисциплины, изучающей

множеством правдоподобных интерпретаций и единственно верным объяснением того или иного социального феномена стало основой и для аронов-ского взгляда на действительность,

международные отношения, сформировались три крупных направления. Одно из них руководствуется "эмпирически-описательным подходом" и представлено работами таких

пронизанного скептицизмом и критикой нормативизма в понимании общественных - в том числе и международных - отношений. Вполне логично поэтому, что Р. Арон рассматривает

авторов, как Шарль Зоргбиб, Серж Дрейфюс, Филипп Моро-Дефарг и др. Второе вдохновляется марксистскими положениями, на которых основываются Пьер-Франсуа Гонидек, Шарль

международные отношения в духе политического реализма - как естественное или предгражданское состояние. В эпоху индустриальной цивилизации и ядерного оружия, подчеркивает

Шомон и их последователи в Школе Нанси и Реймса. Наконец, отличительной чертой третьего направления является социологический подход, получивший свое наиболее яркое

он, завоевательные войны становятся и невыгодными, и слишком рискованными. Но это не означает коренного изменения основной особенности международных отношений, состоящей

воплощение в трудах Р. Арона. В контексте настоящей работы, особенно интересной представляется одна из наиболее существенных особенностей современной французской школы в

в законности и узаконенности использования силы их участниками. Поэтому, подчеркивает Арон, мир невозможен, но и война невероятна. Отсюда вытекает и специфика социологии

исследовании международных отношений. Дело в том, что каждое из рассмотренных выше теоретических течений - идеализм и политический реализм, модернизм и транснационализм,

международных отношений: ее главные проблемы определяются не минимумом социального консенсуса, который характерен для внутриобществен-ных отношений, а тем, что они

марксизм и неомарксизм - существуют и во Франции. В то же время они преломляются здесь в принесших наибольшую известность французской школе работах

"развертываются в тени войны". Ибо нормальным для международных отношений является именно конфликт, а не его отсутствие. Поэтому главное, что подлежит

историко-социологического направления, которые наложили свой отпечаток на всю науку о международных отношениях в этой стране. Влияние историко-социологического подхода

объяснению - это не состояние мира, а состояние войны. Р. Арон называет четыре группы основных проблем социологии международных отношений, применимой к условиям

ощущается в трудах историков и юристов, философов и политологов, экономистов и географов, занимающихся проблемами международных отношений. Как отмечают отечественные

традиционной (поиндустриальней) цивилизации. Во-первых, это "выяснение соотношения между используемыми вооружениями и организацией армий, между организацией армии и

специалисты, на формирование основных методологических принципов, характерных для французской теоретической школы международных отношений, оказали влияние учения

структурой общества". Во-вторых, "изучение того, какие группы в данном обществе имеют выгоду от завоеваний". В-третьих, исследование "в каждой

философской, социологической и исторической мысли Франции конца XIX - начала XX века, и прежде всего позитивизм Конта. Именно в них следует искать такие черты французских

эпохе, в каждой определенной дипломатической системе той совокупности неписанных правил, более или менее соблюдаемых ценностей, которыми характеризуются войны и поведение

теорий международных отношений, как внимание к структуре общественой жизни, определенный историзм, преобладание сравнительно-исторического метода и определенный

самих общностей по отношению друг к другу". Наконец, в-четвертых, анализ "неосознаваемых функций, которые выполняют в истории вооруженные конфликты".

скептицизм относительно математических приемов исследования. В то же время в работах тех или иных конкретных авторов указанные черты модифицируются в зависимости от

Конечно, большая часть нынешних проблем международных отношений, подчеркивает Арон, не может быть предметом безупречного социологического исследования в терминах

сложившихся уже в XX веке двух основных течений социологической мысли. Одно из них опирается на теоретическое наследие Э. Дюрк-гейма, второе исходит из методологических

ожиданий, ролей и ценностей. Однако поскольку сущность международных отношений не претерпела принципиальных изменений и в современный период, постольку вышеуказанные

принципов, сформулированных М. Вебером. Каждый из этих подходов с предельной четкостью формулируется такими крупными представителями двух линий во французской социологии

проблемы сохраняют свое значение и сегодня. К ним могут быть добавлены и новые, вытекающие из условий международного взаимодействия, характерных для второй половины XX

международных отношений, какими являются, например, Раймон Арон и Гастон Бутуль. "Социология Дюркгейма, - пишет Р. Арон в своих мемуарах, - не затрагивала во мне ни

века. Но главное состоит в том, что пока сущность международных отношений будет оставаться прежней, пока ее будет определять плюрализм суверенитетов, центральной

метафизика, которым я стремился стать, ни читателя Пруста, желающего понять трагедию и комедию людей, живущих в обществе". "Неодюркгеймизм", утверждал

проблемой останется изучение процесса принятия решений. Отсюда Арон делает пессимистический вывод, в соответствии с которым характер и состояние международных отношений

он, представляет собой нечто вроде марксизма наоборот: если последний описывает классовое общество в терминах всесилия господствующей идеологии и принижает роль

зависят, главным образом, от тех, кто руководит государствами - от "правителей", "которым можно только советовать и надеяться, что они не будут

морального авторитета, то первый рассчитывает придать морали утраченное ею превосходство над умами. Однако отрицание наличия в обществе господствующей идеологии - это

сумасшедшими". А это означает, что "социология, приложенная к международным отношениям, обнаруживает, так сказать, свои границы". В то же время Арон не

такая же утопия, как и идеологизация общества. Разные классы не могут разделять одни и те же ценности, как тоталитарное и либеральное общества не могут иметь одну и ту же

отказывается от стремления определить место социологии в изучении международных отношений. В своей фундаментальной работе "Мир и война между нациями" он

теорию. Вебер же, напротив, привлекал Арона тем, что объективируя социальную действительность, он не "овеществлял" ее, не игнорировал рациональности, которую

выделяет четыре аспекта такого изучения, которые описывает в соответствующих разделах этой книги: "Теория", "Социология", "История" и

люди придают своей

"Праксеология".

Читать далее »

« Назад

Ссылки на статьи