законов, основе, развития, истории, бифуркации

О характере законов в сфере международных отношений. Часть 1

Категория: Международная торговля

Как мы уже знаем, проблема законов с позиций традиционного (ортодоксального) марксизма решается на основе общей методологии исторического материализма, в соответствии с

прошлым, будущее - прошлым и настоящим. Однако в последние годы, как уже отмечалось выше, детерминизм, с позиций которого случайность, по сути, изгонялась из научных

которой содержание международных отношений определяется, с одной стороны, содержанием внутренней политики взаимодействующих на мировой арене государств (которая, в свою

теорий, был серьезно потеснен в самих своих основаниях. Появились новые фундаментальные исследования, следствием которых стали радикальные трансформации в научной картине

очередь, детерминирована их экономическим базисом), а с другой, - классовой борьбой между капитализмом и социализмом в общепланетарном масштабе. Отсюда формулировались

мира, в методологических основах науки, в самом стиле научного мышления. Появление и развитие синергетики - науки о возникновении порядка из хаоса, о самоорганизации -

такие "законы", как, например, "превращение мировой системы социализма в решающий фактор общественного развития"; "возрастание роли

позволило увидеть мир с другой стороны. Илья Пригожий показал, что в точках бифуркации детерминистские описания в принципе невозможны. Так, например, если в летящий

развивающихся государств и движения неприсоединения"; "усиление кризиса и агрессивности империализма"; "мирное сосуществование государств с

снаряд попадает другой снаряд и происходит раздвоение (бифуркация) первого, то объяснить, как будут вести себя его части, в каком направлении они полетят - в принципе

противоположным общественным строем" и т.п. В то же время, с точки зрения марксизма, законы международных отношений, как правило, носят характер закономерностей, -

невозможно. Не потому, что наука еще не знает этого, а потому, что это непредсказуемо, когда мы имеем точки бифуркации. Только впоследствии, когда утвердится новая

иначе говоря, необходимостей менее глубокого порядка, действующих лишь в приближении, в среднем, как равнодействующая многих пересекающихся законов. Это не означает,

траектория полета указанных частей, станут возможными описания на основе известных законов, но не в этих точках. Таким образом, в науке появляется новое понимание, в

однако, что марксизм сомневается в существовании закономерной основы общественной, в том числе и международной жизни. Иной характер законов, проявляющих себя как

соответствии с которым существует, как правило, множество альтернативных путей развития, в том числе и для человеческой истории, которая тем самым как бы лишается

закономерности, вовсе не ведет к отказу от детерминизма, как основы основ марксистского понимания истории. Детерминизм во многом свойствен и такому направлению в науке о

предопределенности. Постепенно утверждается и новое понимание истории как стохастического процесса - непредсказуемого, непредугаданного, непредопределенного. Новая

международных отношениях, как политический реализм,склонный исходить в понимании и объяснении взаимодействия государств на мировой арене из вечных законов неизменной

картина мира начинает проникать и в науку о международных отношениях, где, учитывая специфику ее объекта, скептицизм относительно существования законов его

человеческой природы, познание которых дает возможность создания рациональной теории. В соответствии с детерминистским пониманием, например, изолированные усилия того или

функционирования и развития получил особенно широкое распространение: большинство исследователей стремятся избегать употребления самого понятия "закон",

иного человека не могут повлиять на общий ход общественного развития, т.е. действия отдельного индивида не имеют никакого значения для макросоциальных процессов. Развитие

предпочитая оперировать такими менее обязывающими терминами, как "закономерности", <генденции", "правила" и т.п. Так, например, Б.

понимается как восходящий процесс движения от простого к сложному, от низшего к высшему, определяемый начальными причинами и не имеющий альтернатив. Тем самым картина

Рассет и X. Старр отмечают, что даже в том случае, если бы теоретические исследования в науке о международных отношениях были развиты гораздо лучше, чем в настоящее

мира предстает в виде вселенной, где господствуют строгие причинно-следственные связи, имеющие линейный характер. Следствие идентично, или, по меньшей мере,

время, все равно, скорее всего, ученые пришли бы не к формулированию законов, а к утверждениям по вероятности: "В самом лучшем случае ученый-социолог может оценить

пропорционально причине. Поэтому, в принципе, история может быть объяснена и предсказана: настоящее предопределено

не более, чем вероятность, что за данным специфическим событием (угрозой, обещанием или уступкой) последует желаемый результат".

Читать далее »

« Назад

Ссылки на статьи